Poul (poulsam) wrote,
Poul
poulsam

Category:

Блокада. Бьет, значит любит.

Немногие догадываются, в чем причина негодования совков при любом обсуждении ужасов блокады.
Негодование же искреннее, глубокое, с надрывом, безрассудно яростное, отметающее всякую логику и факты.
Сталкиваются все, а более-менее до понимания добираются не все.
А ведь мы сплошь и рядом в жизни встречаем этот невроз - так яростно дети защищают своих родителей или так же яростно жена не хочет верить, что муж обманщик. Ибо любое признание недостатков реальности требует мужества, взрослости. Это достаточно трудный шаг, ибо за признанием реальности надо будет что-то делать. Переоценивать свое отношение, планировать будущее, осознавать, что ошибался. Слабый человек это предвидит, понимает, страшится этого и малодушно решает ничего не менять.

Заметьте важное - как сменился тон совков. Он стал сугубо оборонительным, в духе "вы все врети!". Никто и нигде сейчас не осмеливается утверждать, что часть второй мировой, именуемая ВОВ - это пример блестящей внешней политики, военной тактики и стратегии, мудрого и умелого руководства, заботы о людях, рядовых и гражданском населении, имуществе и жилых домах. В рамках модели принятия общество (в виде совков) прочно застряло на 1-2 стадиях - гнев и отрицание.
Это достаточно прискорбно, поскольку совок или колорад не способен к конструктивному или плодотворному обсуждению более сложных вопросов. Вопросов посложнее дихотомии вывсеврети-можемповторить!
Вопросов-то не так много, и они все четко отделены друг от друга по степени абстракции.
И все они относятся к блокаде в том числе.
Первый вопрос - он самый абстрактный, потому и наименее обсуждаемый - то, что совок (государство), вступил во вторую мировую только в 41-м году и вступил не по своей воле. Неотрефлексировано и необсуждено, почему в период 39-41 совок сам завоевывал или пытался всякие Прибалтики целиком, части Финляндии, Румынии, Польши. Почему англичане совсем не были уверены, что совок выступит против Германии и каким образом.
Этот вопрос вызывает только чистый гнев колорадов.
Второй вопрос - более приземленный, как же так, черт возьми, получилось, что немцы к сентябрю уже и обложили город революции. Исследование Солонина "25-е июня" очень четко отвечает почему и сразу же и на часть первого, к какой войне готовился вождь комсы. Потому что очень крупные части сняли за пару дней до 22-го июня и отправили пожарным порядком к черту на рога в Карелию. Буквально армаду. Потому немцы никакого сопротивления на пути к Питеру и не встретили - части оттуда ушли покорять Финляндию (где бесславно и растворились). Этот вопрос уже встречает даже безразличие (третью стадию принятия). Факт просто висит в воздухе и потом тихонечко опадает, развеивается как дым, в уме колорада он не отражается никак.
Третий вопрос - того же порядка - какого рожна сралин полез завоевывать Финляндию и почему не урегулировал вопрос с ними, когда захватить их не удалось. Ведь очевидно, что финны будут искать защиты. И как показывает вопрос 2 - не зря будут. Там длинная история, но факт тот, что именно сралин сделал из финнов врагов, к которым затруднительно было бы обращаться с вопросами помощи, транзита грузов или людей. Этот вопрос у колорадов не вызывает вообще никаких движений души. Могли - значит попытались захватить, подумаешь, ерунда какая.

Все это - чрезвычайно важные с точки зрения истории вопросы. Но не они рождают полемику и негодование.
Полемику и ярость рождает четвертый вопрос:
Что именно делала и как именно действовала власть коммунистов при обороне города и в дни блокады.
Потому что четвертый вопрос разрушает миф о существовании общественного договора между населением и комсой. Он оказался настолько гибок, этот договор, и не факт что сторона правящей комсы понимала его хоть каким-то похожим (с населением) образом.
Общественный договор существует всегда в виде негласного консенсуса. Кроме разве что времен хартии вольностей. )
В те дни общественный договор в общих чертах понимался так - вы строите коммунизм, как считаете нужным, а мы никак вам в этом не мешаем. Даже недовольством. За это вы нас, население, не трогаете. По крайней мере, как можно понять из дней сегодняшних.
Поскольку четвертый состоит из подпунктов:
- почему упорно кидали в мясорубку самых безнадежных атак новые сотни и сотни тысяч бойцов (невский пятачок, синявинские высоты)
- почему сражались за спинами женщин и детей (оборона из жилых зданий и внутри города). Впрочем, этот вопрос, как и предыдущий, характерны для всего периода второй мировой, который называют ВОВ.
- почему не было отменено рабство (покинуть город самостоятельно было невозможно, нужно было получать специальное разрешение).
- почему вопрос отсутствия запасов продовольствия не был самым главным после военных вопросов - эвакуацию всех не нужных для обороны жителей можно было начать еще в сентябре, как организованно, так и разрешением свободно покидать город
- почему не было запрошено перемирие, гуманитарные коридоры, помощь международного Красного креста, транзит продовольствия через финнов, отправка хотя бы детей к финнам. Ессно, не факт, что хоть что-то из этого бы состоялось, но не было сделано даже попыток
- почему снабжение продовольствием не было в списке главнейших вопросов, раз уж заложников решили не отпускать. Это достаточно подробно разобрано у Солонина с цифрами и документами, нет смысла цитировать.
- почему сами комми при этом не разделили тяготы голода с населением.
- в конце концов, почему никто не ответил за отвратительное решение вышеприведенных вопросов.

Все эти подпункты очевидны и населению на неосознаваемом уровне ответ очевиден. Потому что их не считали стороной общественного договора. Они были просто людским ресурсом. Трудовым ресурсом. Призывным ресурсом. Кормопроизводящим ресурсом. Но они не были стороной. Они были скотом, бесправным ресурсом, быдлом.И вот это признать на вербальном уровне очень тяжело, ибо потребует пересмотра всей картины жизни, всех понятий о совке, о характере оккупационной власти, об отношении к властям вообще и о соблюдении оккупационными властями общественного договора. О том, что терпеть положение бесправного раба невыносимо и надо что-то делать и с этим бороться.
Обычному человеку это очень тяжело, зачастую просто невозможно.
И чем четче он понимает наличие этих вопросов, тем яростнее и с огромной ненавистью он будет отрицать существование таких вопросов вообще.
Но зерно в сознание заложено. Когда возникнет возможность скинуть с себя вопрос ответственности, вербальный уровень активизируется мгновенно.
Этот, четвертый вопрос, по шкале принятия неизбежного продвинулся дальше всего - до торга и депрессии. Торг звучит в виде "да немцы были такие фашисты, гинацид-гинацид", а депрессия в виде "зачем поливать дерьмом историю своей страны!"
Судя по прогрессу, не так уж много осталось обществу до принятия. Инсайт у многих случился вместе с пенсионным кидком
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments